Доминанта Здоровья

Психопатология с детства. Социализация. Случай.

| Психиатрия

Наверное, не сильно ошибусь, если предположу, что у большинства родителей/опекунов наших ненормотимических детишек есть беспокойство о том, как будет ребенок социализироваться, когда уже перестанет быть ребенком.

 Сможет ли себя обслуживать и в каком объеме, освоит ли хоть какие-нибудь практические (для жизни) навыки, а может, даже и выучится профессинально? Ведь не все же окружающие нас люди - обязательно сплошь академики и космонавты.

 

!!!ВНИМАНИЕ!!!

Информация носит ОЗНАКОМИТЕЛЬНЫЙ характер!!!

Препараты и обследования имеют свои ПОКАЗАНИЯ, ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ и ОСОБЕННОСТИ назначения, применения и дозирования!!!

Подбор лечения и обследования- ТОЛЬКО с лечащим врачом!!!

 

По этому поводу хочу рассказать парочку интересных историй.

 

История 1.

Буквально на днях осматривала пациента - дядечку 50-лет.

Вкратце: обратилась мама этого мужчина с жалобами на нарушения сна у сына и некоторые другие проблемы, которые, думаю, удастся разрулить в самое ближайшее время. Но для нашей истории это не так важно.

 

Важно, что с самого рождения у этого пациента были место большие проблемы со здоровьем: родился преждевременно, в гипоксии, первые 2 месяца жизни провел в отделении интенсивной терапии в кювезе.

 

Далее неврологические и психические последствия гипоксии прослеживались на протяжении всей жизни. Все было с трудностями: и спал беспокойно, и ел плохо, и в развитии отставал.

 

Диагнозы были самые разные - от мышечной дистонии и ЗПРР до РАС. Но мы же с Вами знаем, что РАС - это не всегда приговор, чаще - набор симптомов, в истинному аутизму не имеющий прямого отношения. И также мы знаем, что диагнозы в психиатрии по большей части - условность. Больше для статистики и определения/обеспечения пациенту социальных гарантий.

 

Но мама вместе с неврологами/логопедами/дефектологами ни на минуту не опустили руки: постоянно - ноотропы, сосудистые препараты, витамины, БАДы, курсы массажа, отеопатическое лечение, всякие-разные стимуляции. И постоянно - контроль как общесоматического состояния, так и динамики по Центральной Нервной Системе.

 

Потихоньку мальчик стал выправляться. Нет, не догнал своих сверстников на 100%, но - овладел речью, гигиеной и учебными навыками. Многому, в общем и целом научился. Причем до такой степени, что смог учиться в школе (правда, только с 8-ми лет) по программе для детей с ЗПР.

Программу тянул с большим трудом с помощью мамы и репетиторов. Счетные операции освоил только в пределах 10. Но, что очень важно, дотянулись общими усилиями до старших классов.

После 9-го класса поступил в библиотечный техникум. И закончил его! Да, с мамой и репетиторами. Но профессию получил.

 

Далее - всю жизнь работал - где бы Вы думали? - в Ленинской библиотеке. В библиотеках есть много работы, не требующей высокого интеллектуального уровня. Например - разнести заказанные читателями в читальном зале книги и журналы, разложить сданные книги по алфавиту, помочь устроить экспозицию - в библиотеках постоянно устраиваются выставки книг к разным знаменательным датам, отвезти книги в другие библиотеки по обмену фондами и т.п.. Работы немало. Наш пациент не просто хорошо справлялся, он делал все безотказно, ответственно и добросовестно. В общем, во всех библиотеках города его знали и любили.

В последние годы пациент заболел Болезнью Паркинсона, всвязи с чем пришлось оставить работу. Но это уже совсем другая история. Никто не застрахован. А так - жизнь у человека прошла очень даже содержательно.

 

История 2.

Эта история прошла полностью на моих глазах, т.к. мама ребенка, о котором хочу рассказать - коллега.

Начало - обычное для ненормотимических детей: проблемная беременность (на почве тяжелого развода с мужем-абьюзером), непростые роды, перинатальные проблемы у ребенка - гипоксия со всеми последствиями. Проблемы развития мальчика и борьба за него - точно такие же, как и в первой истории. Ну, может, с небольшими нюансами.

 

Примерно в средних классах выяснилось, что у мальчика все-таки есть Умственная Отсталость легкой степени, всвязи с чем доучивался уже в специализированной школе-интернате. Но в это самой школе-интернате были мастерские, где ребят обучали: девочек - управляться со швейной машиной, мальчиков - плотничать/столярничать. Мальчик, надо отдать должное, добросовестно занимался чем предлагалось. Сейчас он работает помощником столяра в хозчасти большого учебного заведения, где постоянно то двери разболтались, то половица треснула, то задвижку на окне нужно починить.

 

Мальчик при деле. И очень гордится своей трудовой деятельностью. Ну и зарплату, как-никак, получает.

 

Вот такие истории. Большинство наших пациентов, болеющих с детства психическими отклонениями, вполне можно адаптировать к +/- нормальной жизни.

 

Да, такие пациенты:

  • требуют руководства и контроля;
  • им нельзя доверять большие суммы денег;
  • нельзя возложить на них ответственность за других людей;
  • лучше не сваливать на них многоступенчатые проблемы (например - сделку по продаже недвижимости) и т.п.

 

И, конечно же, всегда лучше адекватно оценивать возможности такого человека.

А то, знаете ли, помню, как на экзамене на 3-м курсе мединститута один из моих однокурсников (отпрыск зав. кафедрой) на вопрос экзаменатора « Можете сказать, из чего состоит человек?» после долгих раздумий гордо сообщил, что «Человек состоит из воды».

 

И знаете что? Этот товарищ всю жизнь преподает на одной из кафедр медицинского ВУЗа.

Ну и каково ему живется в плане психологического комфорта все эти годы?

Источник изображения: vk.com

Источник: vk.com

Коментарии (0)

Отправить коментарий

Что бы оставить коментарий авторизируйтесь либо пройдите регистрацию